Поклонимся Великим тем годам…


(из воспоминаний жительницы с. Ипатово Улыбиной Нины Павловны)

Я уроженка с. Кевсала Ипатовского района. До войны с родителями переехала в Ипатово. Началась война, отец ушел дорогами войны, а я дорогой юности.

После окончания Ставропольского училища связи № 5 в начале 1945 г. была направлена на работу в Дагестан телефонистской «морзистской», где и живу в настоящее время.

В июне 1961 года, в год 50-летия начала войны, Я приехала на свою родину, чтобы поклониться Великим тем годам и родным местам.

Мы привыкли говорить о нашей армии, что она родная, любимая, непобедимая. Но чтобы точнее осмыслить, надо перестрадать, пережить события, связанные с армией.

Когда началась война, я была подростком, прошло уже 50 лет, но я все прекрасно помню. Мы жили в Ипатово недалеко от железнодорожного вокзала. Ежедневно видели, как отправляли составы поездов с бойцами на фронт. Всё время звучала музыка «Прощание славянки», до сих пор, когда слышу эту музыку, вспоминаю проводы на фронт. Помню проводы отца. На железнодорожном вокзале, на перроне перед выстроенными бойцами выступил молодой, красивый комиссар военкомата. Запомнились некоторые его слова: «…Враг коварен и зол, будьте смелыми и мужественными, враг будет разбит, победа будет за нами…». Это воодушевило всех нас и мы верили в скорую победу.

Потом начали поступать письма с фронтов. Многие женщины нашей улицы были неграмотными, приходилось нам, учащимся читать им письма и писать ответы под их диктовку. А когда приходили «похоронки» — это было одно горе на всех, каждый сочувствовал беде этой семьи. Были письма из госпиталей, а когда бойцы приходили домой инвалидами, или в кратчайший отпуск после ранения, все жители нашего колхоза шли посмотреть, узнать кое-что и первый вопрос как всегда: «А нашего там не видел», «Не встречали?», «Скоро ли война закончится?».

С ужасом читали мы газеты о злодеяниях фашистов на оккупированной территории. Вся жизнь была настроена на военный лад. «Всё для фронта, всё для победы» — под таким призывом трудились все. Все жители всеми силами старались приблизить победу.

В наше село начали поступать эшелоны поездов с ранеными бойцами. Многие жители приходили встречать раненых бойцов. Медперсонала не хватало, помогали жители. В госпитале было круглосуточное дежурство, многие девушки дежурили посменно, следили за чистотой и порядком. Как мы завидовали дежурным, что они помогают нашим бойцам!
Лето, 1942 год. Началась эвакуация в нашем районе. Погнали скот на восток, сожгли элеватор, но пакгаузы с зерном оставили, хотя крыши их сгорели. Наша армия отступала. Строем проходили наши красноармейцы, и мы с грустью смотрели им вслед. Многие военные были оптимистами. Они махали руками, как бы прощаясь, и говорили: «Мы скоро вернёмся». Это вселяло в нас какую-то надежду.

7 августа 1942 года нас оккупировали. Немецкая армия шла как победительница: танки, машины, мотоциклы запрудили дороги. Началось установление немецкой власти карательными отрядами: установлен комендантский час, везде расклеены обращения к жителям с предупреждением, если кто будет иметь связь с воинами Советской армии, партизанами или будет давать им продукты – тот будет расстрелян. Местных жителей выгоняли на полевые работы собирать урожай бесплатно, начался расстрел не в чём не повинных людей – это эвакуированные в Ипатово из западных республик страны. Больно было видеть, как группами гнали людей на расстрел – женщин, стариков, подростков, а детей – малышей везли на бричках. Этих безоружных людей сопровождали вооружённые каратели верхом на лошадях и так ежедневно в течении месяца по направлению за село к оврагам, к реке Калаус. Прошли годы, но погибшие люди до сих пор у меня перед глазами.

Немцы подгоняли товарные составы к пакгаузам, и советские военнопленные работали там, на погрузке зерна в Германию. Казалось, как бы чёрная туча застелила солнце, и наступил мрак!

В один зимний вечер к нам кто-то постучал и спросил: «Немцы у вас есть?». Мама ответила, что нет. Вошёл молодой красноармеец с ранением ноги и с отмороженными пальцами ног. Мама оказала ему помощь, переодела в одежду отца, он как бы наш, член семьи. Василий, военнопленный, работал на погрузке зерна. Вечерело. Два немецких охранника замёрзли, подошли к стене, в затишье, покурить. Вася перелез под вагоном, скрылся в темноте и подбежал к нашему дому. Как мы радовались этому солдату, приняли его как родного. Через три дня он ушёл в одежде отца. Мы совсем забыли о немецком предупреждении, что з такие действия мы могли бы поплатиться жизнью, но мы об этом и не подумали.

В январе 1943 года остатки немецкой армии отступали после Сталинградских боёв. Шли какие то обозы, запряжённые лошадьми. Немцы шли пешком, чтобы согреться Большинство из них натянули на себя тёплые одеяла, подушки на голове, шубы овчинные и другие вещи, награбленные у жителей села, спасая себя от сильного мороза. Мы торжествовали, смотрели в окна на недобитых фашистов и радовались, что скоро придёт наша родная армия. 19 января 1943 года на нашей Калаусской улице появились 6 Советских солдат верхом на лошадях. Какая была радость!

Женщины вышли к ним на встречу. Это была разведка. Они спросили когда ушли немцы, которые только вчера убрались из села. Мальчишки – проныры сообщили разведке, что недалеко здесь в колхозном сарае в соломе спрятались немцы. Разведчики направились в сторону сарая и оттуда вышли немцы с поднятыми руками. Они специально задержались, чтобы сдаться в плен.

Потом уже проходила наша армия. Было всенародное ликование. Более 5 месяцев мы находились под суровым гестаповским режимом и освобождение Советской армией был большой светлый праздник в нашей жизни! Вот так в наши сердца вошла наша Советская армия и осталась родной, любимой и непобедимой! А сколько патриотизма было у нашего народа? Работали с энтузиазмом, без отпусков, каждый старался, как мог, приблизить победу и она долгожданная пришла!
А мой отец с войны не вернулся – погиб на фронте.

Июнь 1991 г.