Историческая справка. Партизанский отряд «ПЁТР»

image001

18 июля 1941 года Центральный комитет ВКП(б) принял постановление об организации борьбы в тылу германских войск.
Перед партийными, советскими и комсомольскими органами на местах ставились задачи:

— создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами воинские части, срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников;
— всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных и истребительных групп, развернуть сеть большевистских подпольных организаций на захваченной территории.

ЦК ВКП(б) требовал от ЦК национальных компартий, обкомов и райкомов в захваченных и находящихся под угрозой захвата врагом областях и районах проведения следующих мер:

«…Для организации подпольных коммунистических ячеек и руководства партизанским движением и диверсионной борьбой в районы, захваченные противником, должны быть направлены наиболее стойкие руководящие партийные, советские и комсомольские работники, а также преданные советской власти беспартийные товарищи, знакомые с условиями района, в который они направляются.

В районах, находящихся под угрозой захвата противником, руководители партийных организаций должны немедля организовать подпольные ячейки. Партийные организации под личным руководством их первых секретарей должны выделить для сформирования и руководства партизанским движением опытных, боевых, и до конца преданных нашей партии, лично известных руководителям парторганизаций и проверенных на деле товарищей».

Центральный комитет партии требовал, чтобы партизанская и подпольная борьба получила широкий размах, направленный на поддержку Красной Армии, сражающейся на фронтах с германским фашизмом.

23 июля (по другим источникам 22 июля) 1942 года секретарь Орджоникидзевского (с января 1943 года – Ставропольского) крайкома ВКП(б) Михаил Андреевич Суслов на заседании бюро подробно изложил план организации партизанского движения в крае. Этот план предусматривал все: базы для дислокации партизанских отрядов, базы снабжения, порядок связи, вооружение и т. д.

В плане учитывались природные особенности края, так как большую часть территории Ставрополья занимают степные массивы. В такой местности партизанам действовать трудно. Планом предусматривалось создание партизанских отрядов в каждом районе. Основным яд¬ром отрядов становились истребительные батальоны, и в первую очередь хорошо проявившие себя товарищи. Первоначально районные отряды должны были сосредоточиться в наименее уязвимых местах Ставропольского края и оттуда начать свои действия в тесном контакте с трудящимися своего района.

 

В качестве главных баз дислокации партизанских отрядов намечались следующие:

— Первая база — Преградненский район (в предгорьях Кавказа). Здесь планировалось сосредоточение партизанских отрядов из близлежащих предгорных районов, а также из Карачаевской и Черкесской автономной областей;

— Вторая база создавалась в районе Маныча. В годы гражданской войны этот район являлся основной базой ставропольских партизан. Именно отсюда действовали краснопартизанские партизанские отряды Ипатова, Апанасенко и других героев гражданской войны;

— Третья база намечалась в Георгиевском районе: здесь партизанские отряды могли скрываться в лесах;

— Четвертая база партизан планировалась в Кизлярском округе.

Таким образом, по этому плану создавались основные базы: Северная (Манычская), Северо-Восточная (Кизлярская), Южная (Георгиевская) и Западная (Преградненская). Предварительно намечалось организовать 40 отрядов с численностью более 2 тысяч человек.

Благодарненский район входил в состав Северной группы, к которой относились 10 районов. В том числе: Апанасенковский, Арзгирский, Благодарненский, Гофицкий, Грачевский, Ипатовский, Левокумский, Петровский, Прикумский и Туркменский. Местом сбора определялся район Маныча.

На заседании бюро краевого комитета партии руководителями сводных отрядов были утверждены: второй секретарь крайкома партии М.И. Золотухин – Кизлярский округ; секретарь крайкома партии по промышленности И.П. Храмков – Западная группа; заместитель председателя крайисполкома А.А. Баранов – Южная группа; член крайкома партии, секретарь Апанасенковского райкома партии И.М. Несмачный – Манычская группа.

По согласованию с Маршалом Советского Союза Семеном Михайловичем Буденным, который по решению Ставки Верховного Главнокомандования с 28 июля 1942 года возглавлял созданный Северо-Кавказский фронт, 1 августа бюро крайкома партии приняло решение об обороне города Ворошиловска (Ставрополя).

В связи с угрозой оккупации северных районов Ставрополья крайком партии перенес центр края в город Пятигорск. Со 2 августа сюда переводились аппараты крайкома партии и крайисполкома, а оперативное руководство возлагалось на секретаря В.В. Воронцова.

В ночь на 3 августа в Красногвардейском районе – самом северном на Ставрополье, появились немецкие танки. В штабе партизанского движения решили, что гитлеровцы высадили диверсионную группу. Такие случаи были и раньше, эти группы быстро уничтожались истребительными батальонами. Одному из работников крайкома было поручено, немедленно выехать в район и на месте организовать истребление десанта. Позже потерялась связь с районом. В 3 – 4 часа утра 3 августа М. А. Суслов собрал бюро крайкома в узком составе. Принятое решение обязывало руководителей партизанских групп выехать в на¬меченные базы.

Дальнейшая ситуация контролю не поддавалась, развивалась стихийно, непредсказуемо. Захватив Ворошиловск, немцы стремительно двигались к южным городам края. Эти обстоятельства заставили эвакуировать аппарат крайкома партии из Пятигорска в Кизляр.

В связи с быстрым продвижением немецких войск на территории Орджоникидзевского края и Калмыкии, партизанские базы на Маныче подготовить не удалось. Новым местом сбора партизанских отрядов Северной группы краевой комитет партии назвал село Ачикулак.

 

Боевой путь партизанского отряда «Пётр».

В июле 1942 года, по призыву Орджоникидзевского (с января 1943 года – Ставропольского) крайкома ВКП(б), возглавляемого секретарём Ставропольского крайкома партии Михаилом Андреевичем Сусловым, в селе Ипатово на базе истребительного батальона, Ипатовским районным комитетом партии организован партизанский отряд «ПЁТР», названный так в честь Героя гражданской войны Петра Максимовича Ипатова. В отряд вошли в основном партийный и комсомольский актив. В это время фашисты уже подступали к территории Ставропольского края и бюро Ипатовского РК ВКП(б) своим решением утвердило состав партизанского отряда.

 

image001

Бойцы партизанского отряда «ПЁТР» у здания Ипатовского райисполкома. 21.01.1943г.

 

Отряд насчитывал более шестидесяти человек. Среди них:

Карандин Михаил Филиппович — начальник Ипатовского районного отделения милиции, командир партизанского отряда.
Воронин Виктор Николаевич – секретарь Ипатовского РК ВКП(б), комиссар отряда.
Кофанов Валентин Харлампиевич — заведующий отделом народного образования Ипатовского района, начальник штаба отряда.
Перебейнос Алексей Иванович — председатель Ипатовского райисполкома, разведчик.
Железняк Максим Андреевич – секретарь Ипатовского райкома партии, разведчик.

 

Бойцы отряда:

Бабич Георгий Семёнович
Байбула Яков Сергеевич
Барило Лазарь Яковлевич
Беловод Иван
Белоусов Дмитрий Иванович
Бондаренко Алексей Дмитриевич
Бусыгин Дмитрий Никифорович
Быков Аркадий Васильевич
Вайман Яков Борисович
Воронцов Дмитрий Самсонович
Гатило Алексей Яковлевич
Горб Николай Васильевич
Денисенко Никифор Фомич
Должиков Василий Васильевич
Дуенко Василий Григорьевич
Жудинов Иван Ерофеевич
Засухин Стефан Михайлович
Заборский Фёдор Тарасович
Казаков Матвей Дмитриевич
Капузо Александр Александрович
Кисилев Василий Афанасьевич
Клименченко Иван Михайлович
Кобзарь Василий Иванович
Коненко Иван Андреевич
Коробов Фёдор Дмитриевич
Кудлай Семён Тихонович
Кудлай Николай Тихонович
Кузнецов Василий Степанович
Малий Иван Степанович
Маслаков Иван Александрович
Матлахов Яков Терентьевич
Матько Анатолий Иванович
Нецветов Игнат Дмитриевич
Пашков Иван Владимирович
Рокотянский Дмитрий Алексеевич
Роскошный Фёдор Иванович
Саранин Андрей Сергеевич
Сахно Савелий Матвеевич
Сидоренко Михаил Филлипович
Сосновский
Степаненко Александр Николаевич
Стрижко Максим Никитович
Федотов Сергей Федотович
Федюкин Андрей Еремеевич
Фетисов Ефим Митрофанович
Филимонов Иван Емельянович
Хабатов Шугаиб Наибович
Харочкин Владимир Ефимович
Хомяков Михаил Кириллович
Христофоров Алексей Ефимович
Шейко Иван Иванович
Шепелев Дмитрий Максимович
Шило Харитон Семёнович
Шрамко Григорий Фёдорович

 

Девушки в отряде:
Белоусова (-Черпакова) Татьяна Ивановна — медсестра
Мараховская Нина Карповна – разведчица
Самохвалова Раиса Кондратьевна – разведчица
Хозиева (-Попова) Надежда Васильевна
Шейко (-Пархоменко) Ульяна (Юлия) Прокофьевна
Шейко (-Шаповалова -Чувакова) Анна (Галина) Прокофьевна
Коваленко Александра Павловна
Карманова (-Холопова) Надежда Марковна – медсестра
Ершова Дина Андреевна – была оставлена связной в селе Ипатово

 

image003

Партизанки отряда «ПЕТР»: сидят слева на право: Коваленко Александра, Карманова Надежда, Хозиева Надежда, стоит: Белоусова Татьяна. 1942 год.

2 августа 1942 года отряд покинул село, уничтожив нефтебазу и элеватор, чтобы не достались врагу. Первый привал отряд сделал в селе Летняя Ставка, откуда позвонив в Ипатово, узнали о том, что районный центр уже был занят фашистами. Это было 7 августа 1942 года. Отряд пошел в направлении Левокумского района, чтобы там соединиться с другими отрядами северо-восточной группы нашего края.

Колонны гитлеровских войск быстро продвигались на восток и этим исключили возможность базирования партизанских отрядов Северной группы в районе Маныча, как намечалось первоначально. Руководство решило сконцентрировать их частично в Левокумском районе, но главным образом в бурунах Ачикулака и Нефтекумска. Было решено скрытно готовиться к развёртыванию боевых действий в тылу врага. А для этой цели ничего более удобного, чем буруны поросшие то густыми кустарниками, то непроходимыми камышами, не было. Именно отсюда, из бесконечных зарослей, заболоченных протоков, песчаных барханов вернее всего можно было контролировать коммуникации врага, нарушать и разрушать их, держать под постоянной угрозой нападения и тем самым отвлекать значительные силы гитлеровцев от боевых действий на линии фронта, которая к тому времени начала стабилизироваться и укрепляться. В бурунах отряды Северной группы создали базу партизанского снабжения и руководства.

На рассвете, 20 августа партизаны разгромили гарнизон немцев и оттеснили их до Ачикулака. Так у бойцов отряда появились немецкие автоматы, миномёты, парабелы, гранаты и большое количество боеприпасов. В этом первом бою отличились партизаны: директор Кевсалинского МТС Дмитрий Шепелев, Максим Стрижко, Дмитрий Белоусов, Матвей Казаков, медсестра Татьяна Белоусова, и другие бойцы.

 

image006

Карта Левокумского района.

С 17 по 24 августа 1942 года к месту общего сбора – в аул Ачикулак прибыли партизанские отряды: Благодарненского района «Максим» под командованием Василия Трофимовича Жерлицына, Апанасенковского района «Сергей» под командованием Никиты Абрамовича Попова и Ипатовского района «Пётр» под командованием М. Ф. Карандина. Опаздывали отряды Прикумский «Семён», Арзгирский «Яков», Левокумский «Александр», Туркменский «Борис», Петровский «Гаврила». Стало известно, что отряд Новоселицкого района полностью погиб в неравной схватке с фашистами. В бою с гитлеровскими танками пали смертью храбрых партизаны Гофицкого отряда. Это были первые серьёзные потери. Партизаны извлекли для себя жестокий урок. Они поняли, что нельзя ни на секунду расслабляться, поддаваться беспечности, надо держать оружие в полной боевой готовности.

Из прибывших в буруны партизанских отрядов создался сводный партизанский полк. В этот же день была принята клятва партизан, беспощадно биться с врагом. Каждому партизану был выдан документ — Удостоверение партизана, выполненное на ткани. Одно из таких удостоверений хранится в ГБУК СК «Ипатовский музей».

Так была создана Восточная группа партизанских отрядов Орджоникидзевского края. Командиром Восточной группы был назначен секретарь Благодарненского райкома партии Алексей Григорьевич Однокозов, комиссаром – второй секретарь крайкома партии Михаил Иванович Золотухин, начальником штаба сводной группы партизанских отрядов – председатель Орджоникидзевского горисполкома Александр Николаевич Попов. Начальником краевого штаба партизанского движения был утвержден М. А. Суслов, его заместителями – секретари крайкома Владимир Васильевич Воронцов и Михаил Иванович Золотухин. Перед сводным отрядом была поставлена задача – прикрывать путь от Ачикулака до Кизляра и не пропускать фашистов вперед, не дать занять железную дорогу Кизляр – Астрахань и выйти во фланг Северной группе войск, сражавшейся на Тереке в районе Моздока.

Эта задача партизанским отрядом была с честью выполнена. Укрывшись в буранах восточной части Ставропольского края, партизаны стали готовиться к налетам на фашистов, занявших аул Кумли, расположенный в трех километрах от отряда. Для ведения скрытой войны эта местность была малоподходящей: камыши и открытая степь. Из вооружения у бойцов отряда были в основном винтовки, имелось небольшое количество автоматов, противотанковое ружьё, два малого калибра миномёта, гранаты и кое-кто имел револьверы.

Бойцы партизанских отрядов усиленно контролировали все дороги и бездорожья, где фашисты могли пробраться вглубь нашей страны. Они сидели в засадах наготове встретить врага и вместе с тем нередко одно за другим готовили совместные с другими партизанскими отрядами внезапные налеты на гарнизоны немецко-фашистских войск в оккупированных ими селах: Урожайное, Величаевское, Владимировка Левокумского района.

К середине сентября 1942 года основной базой сводной группы партизан стал аул Кумли, находившийся в 60 километрах от Кизляра на северо-запад.

 

Участие в Величаевской операции.

Величаевская операция явилась самой крупной, сложной и остроумной по замыслу, в деятельности объединенной группы партизанских отрядов.

12 сентября 1942 года в населённые пункты Левокумского района были посланы разведчики: в село Владимировку – молодая девушка Татьяна Коваленко, в село Левокумское – Бакаева, в село Величаевское – Анна Шилина. В их задачу входило изучение обстановки и сбор данных о размещении на территории района немецких войск и деятельности полиции.

17 сентября разведчицы возвратились в отряд, принесли информацию о проведении 24 сентября в селе Величаевском собрания старост окрестных сел и хуторов по вопросам увеличения заготовок сельхозпродуктов. Охрана собрания поручалась немецким подразделениям и карательному отряду из села Воронцовского.

Краевым штабом партизанского движения было поручено А. Г. Однокозову, начальнику штаба отряда «Максим» Михаилу Ивановичу Мартынову и командирам отрядов разработать план операции по уничтожению организаторов и охраны собрания. На операцию отряды отправились 22 сентября. Были выделены внушительные силы: отряды «Максим», «Сергей», «Пётр», частично отряды «Борис» и «Гаврила».

Однокозов распорядился, чтобы отряд «Сергей» занял северо-восточную часть села Величаевского, «Пётр» — южную, «Максим» должен был войти в центр села под видом полицаев из села Воронцово-Александровского и вести наблюдение за западной его частью. Бойцы отряда «Максим» вошли в село под видом полицаев. Староста показал, где расположились собравшиеся на совещание гости. Партизаны собрали их вместе, поместили в школу, втолкнули туда и старосту.

Ничего не подозревающие фашисты позвонили и перенесли собрание на 25 сентября.

С утра 25 сентября начал действовать приказ Однокозова, согласно которому в село впускали всех, но никого не выпускали. Ровно в десять часов от села Левокумского показалась легковая машина с тремя офицерами и шофёром. Мартынов под видом карателя пропустил эту машину в село. Вскоре приблизились ещё две машины с охраной. Бойцы отряда «Максим» подбили первую машину, и завязался бой. Солдаты стали выпрыгивать из кузова, стремясь занять оборону, но были почти мгновенно перебиты.

Двумя часами позже, в южной части Величаевского, где отряд «Пётр» занял оборону, заметили, как со стороны села Урожайного шли автомашины с карателями. Подпустив первую из них на близкое расстояние, командир партизанского отряда М.Ф. Карандин и Трофименко (из отряда «Борис»Туркменского района) из противотанковых ружей подбили первый грузовик, завязался бой. В результате – взяли в плен немецкого офицера и часть полицаев-карателей, а около двадцати полицаев было уничтожено во время боя.

Когда вместе с пленными бойцы отряда вошли в село Величаевское, где находились партизаны отряда «Максим», там, у школы догорала немецкая легковушка, а рядом лежали три мертвых немецких офицера. Чуть поодаль сидел раненый шофер. Выяснилось, что он был русский. Вначале решили его расстрелять за предательство, но решили использовать его для уничтожения или в лучшем случае взятия в плен немецкого коменданта села Урожайное Фрица Вагнера, который не явился на совещание. В машине были обнаружены списки полицаев, по которым легко можно было определить, кто ревностно служил немцам.

В эту же ночь около 15 бойцов, старшим в группе был назначен Ковалев из отряда «Гаврила», в том числе были партизаны из отряда «Петр»: Степан Засухин, Михаил Сидоренко, Максим Железняк, Иван Филимонов. Они отправились на задание взять в плен коменданта Вагнера.

Отправились на немецком грузовике. Вёл машину Николай Малахов, бывший колхозный шофер, а пленённого водителя легковушки, знавшего пароль и отзыв и, кроме того, расположение немецких постов, посадили в кузов вместе с партизанами, чтобы у него не было возможности ускользнуть в темноте. Первый пост у въезда в село сняли без единого выстрела, второй пост, стоявший у ворот винзавода, тоже не оказал сопротивления. Хуже было у самого дома Вагнера. Высокий забор, запертые ворота, а за ними, по словам шофера легковушки, — персональная охрана.

Решили рискнуть. Подошли к калитке, и руководитель операции Ковалев знаком приказал шоферу легковушки стучать. Охранник, полицейский из русских, узнав голос шофера и ничего не подозревая, впустил партизан во двор. В это время к воротам комендатуры прибыла и вторая группа партизан на грузовике и легковой машинах. Партизаны понимали, что это не может не привлечь внимания гарнизона, состоявшего из небольшого подразделения немцев и человек тридцати полицаев, живших по своим квартирам.

Первая группа без шума взяла в плен сонного Вагнера, и стала просматривать захваченные документы, другая группа отправилась на квартиру старосты и нескольких полицаев, особенно рьяно служивших немцам. Один из немецких часовых открыл стрельбу, так как понял, что это не полицаи. Завязался бой, на шум стали сбегаться немецкие солдаты. Ковалев скомандовал грузиться в машины вместе с Вагнером, старостой и остальными пленными полицаями. На полной скорости партизаны поехали в село Величаевское. На этом задании погиб командир партизанского отряда Апанасенковского района «Сергей» Никита Попов.

После удачного завершения операции Однокозов А.Г. предложил командирам отрядов остаться в Величаевском, дать отдых личному составу, но командиры отрядов сочли опасным оставаться в Величаевском.
В полночь все партизанские отряды ушли из села. Их путь лежал по правой стороне реки Кумы на восток, на свою базу.

 

Последний бой Максима Железняка.

В 1978 году Райком партии поручил краеведу города Ипатово — Беляевой Анне Александровне собрать необходимые сведения по партизанскому отряду «ПЁТР» и установить истину гибели разведчика Максима Железняка. Она собрала поисковую экспедицию в составе: Катыгроб Евдокия Ивановна заведующая Ипатовской районной библиотекой, сестра Максима Железняка, его сын и внук Владимир. Отправились в Нефтекумский район, в село Ачикулак. Там выяснили обстоятельства гибели партизана-разведчика Максима Железняка. Позже Беляева А.А. написала документальную повесть «Дорогами огненных лет».

Поздно вечером 26 сентября отряды приблизились к посёлку Бакрес и остановились. Командир отряда «Пётр» Карандин М.Ф. собрал двадцать пять разведчиков во главе с Кофановым В.Х. и дал задание осмотреть окрестности поселения.

Конные разведчики разделились на две группы и направились в объезд по дорогам вокруг посёлка. Максим Железняк возглавлял группу пеших разведчиков, двинувшихся в посёлок. В группу пеших разведчиков вошли: Железняк М.А., Вайман Я.Б., Перебейнос А.И., Должиков В.В., Быков А.В. На расстоянии друг от друга в шеренге примерно сорока метров, разведчики поползли в посёлок. Внезапно раздалась пулемётная очередь.

 

Глава из документальной повести «Дорогами огненных лет» Беляевой Анны:
«…Максим ощутил удар в руку выше локтя. Он чуть приподнялся, по движению бурьяна заметил, как Вайман отползает в сторону к крайним скирдам. Максим стал тоже отползать, но горячий разбухший рукав стёганки жёг руку. Ещё полоснули из автоматов. От стога доносились слова: «Шнель, руих» – испуганный голос немца требовал быстроты и тишины. Железняк медленно отползал, превозмогая нахлынувшую слабость. Вдруг он прислушался…»

Разведчики отползли назад и встретились у развилки дороги за посёлком. Долженко был ранен. Не было только Железняка, который полз в центре шеренги. Прискакала конная разведка, доложила, что путь свободен. Однокозов А.Г. приказал разведчикам искать Максима. Объединённые отряды двинулись в обход Бакреса, на юг, в сторону Бажигана, за ночь надо было пройти не менее сорока километров.

Разведгруппа тщательно осмотрела местность, но Максима нигде не было. Они постучали в крайнюю хату, перепуганная пожилая женщина рассказала, что видела как каратели грузились с немцами в грузовик, двое отошли к скирде сена, начали стрелять, что-то кричали, затем из-за скирды к ним побежал человек. Они его схватили, били, погрузили в грузовик и уехали. Разведчики были убеждены, что женщина не разглядела в темноте, как враги схватили Максима. Однако всё было так…

 

Продолжение глава из документальной повести «Дорогами огненных лет» Беляевой Анны:
«… Железняк прислушался, приподнялся, огляделся вокруг. В это время появились у стога двое и громко позвали:
— Железняк! Железняк! Где ты?
— Наши разведчики. Наверное Вайман и Должиков. Почему они так неосторожно кричат? Немцы где-то близко. Скорее увести своих, — прижимая раненную руку и пистолет, Максим побежал к стогу. Его схватили.

Ночь была на исходе, когда Железняка привезли в Ачикулак. Его втолкнули в камеру, закрыли тяжёлую дверь. Ныло избитое тело, горела рана, прострелена мышца. Максим оторвал от подола нижней сорочки еще не окровавленный клок и завязал рану, чтобы её не тревожил заскорузлый от крови рукав. Знал, с наступлением дня придут тяжкие муки, пытки. Он ясно понимал, что на справедливой войне человек погибает не за себя и даже не за своих детей, они остаются сиротами, человек погибает за судьбы Родины, за счастье грядущих поколений. Максим сидел на полу, привалившись плечом к стене:
— Главное действовать!

Он придумывал планы своей борьбы и не заметил, как забылся тяжёлым сном.

На соседнем дворе у Анны Никифоровны Радушевой, как в своём доме поселились два казака, состоявших на службе в гестапо, изменники Родины. По возвращении из Бакреса, они принялись за ужин, обсуждая столь необычное происшествие:

— Такого в книжках нет и в сказках не найдёшь, — восхищался Васька, — офицер командует до дому ехать, а казака Железняка не видно. Побежали двое гукать. А наш Железняк уже около грузовика. Офицер торопит. Казаки кинулись тех вернуть. Смотрят, к тем двум бежит из бурьяна чужой человек. Тут его казаки и сцапали. Он оказывается тоже Железняк.»

Его жестоко избивали и пытали, чтобы выяснить, где находится база партизан. Но на последнем допросе ему удалось схватить лежавший на столе пистолет и убить немецкого офицера проводившего допрос. Успел он убить и полицая-конвоира, больше патронов не оказалось. Вбежавшие фашисты схватили Максима, вытащили во двор и стали избивать металлическими прутьями. Его тело отвезли к речке Горькая Балка, спустились к самому берегу и расстреляли. Долгое время могила неизвестного, жителям села Ачикулак, солдата находилась на берегу реки Горькая Балка.

Его останки были перенесены жителями села в братскую могилу. Только через 36 лет после его гибели поисковой экспедицией под руководством Беляевой Анны установлено его имя – Максим Железняк.

В день смерти Железняка группе партизан, переодетых в немецкую форму, удалось на грузовике проникнуть в село Ачикулак. Вечером у здания гестапо узнали о гибели Максима. Надо было уходить. Вокруг было много врагов, беспрерывно двигались колонны вражеских машин, артиллерист и шофёр – партизан А. Я. Гатило смело пристроился к вражеской колонне и вывез партизан из Ачикулака благополучно минуя посты.

 

image007

У памятника на братской могиле в селе Ачикулак. Слева на право: Филимонов И.Е., Беляева А.А., Казаков М.Д., сестра Максима Железняка, Кудлай С.Т., внук Железняка – Владимир, Катыгроб Е.И., сын Железняка, водитель экспедиции. 1978г.

3 октября 1942 года в село Каясула, на базу партизан, прибыл М. А. Суслов. Он поздравил отряды с успешным выполнением Величаевской операции и объяснил командирам дальнейшие действия их отрядов. Теперь отряды должны были действовать совместно с частями 44-й армии, с 29-ым кавалерийским полком оперативных войск НКВД СССР 4-го гвардейского Кубанского казачьего ордена Ленина, Краснознаменного, орденов Суворова II степени, Кутузова II степени кавалерийского корпуса (27.8.1942 г. преобразованного из 17-го Кубанского казачьего кавалерийского корпуса) под командованием генерала-майора (с 28.8.1942 – генерала-лейтенанта) Н. Я. Кириченко (военный комиссар, замполит — полковник М.Ф. Карев, начальник штаба — Н.А. Пичуги) для наступления на Ачикулак.

5 октября 1942 года отряды вышли по направлению к Владимировке. Партизанские разведчики связались с разведчиками 29-го кавполка, который передал в распоряжение партизан боевые орудия с бойцами. Совместно был намечен план операции по освобождению села Владимировка. 10 октября 1942 года во время взятия села в бою был убит командир партизанского соединения А.Г. Однокозов и боец Скляров. Перед этим днём сводные партизанские отряды переправились через реку Куму и с восточной стороны вплотную подошли к селу.

Подходили незаметно, укрываясь в камышах. Вода в реке была по-осеннему холодной, сапоги глубоко вязли в глине. Завязло в глине и орудие, которое по приказу Однокозова было передано отряду «Пётр», который должен наступать вдоль Кумы, левым флангом. Отряд «Максим» в центре, усиленный остатками отрядов «Борис» и «Гаврила». Отряд «Сергей» двигался правым флангом. Но разведка от командира 29-го кавполка передала пакет в котором сказано, что в селе немцев нет.

Партизанская разведка подтвердила эти сведения и отряд построившись, вошел с песней в село. довольно быстро колонна прошла в цент села и партизаны увидели уезжающие машины с фашистами, которые явно не собирались вступать в бой. Дорога, по которой стремились уйти немцы, почти вкруговую обходила село. Срезав углы, партизаны перехватили машины. Немцы поняли, что боя им не избежать, остановили машины и рассыпались в неровную цепь, залегли за канавами и насыпными изгородями. Машины их остановились за последним из домов, прикрывшись им. Когда бой закончился, было подсчитано, что уничтожено двенадцать офицеров и более ста пятидесяти солдат.

17 октября 1942 года в руководстве сводной партизанской группой произошли новые назначения. Командиром утвердили Александра Николаевича Попова, начальником штаба – командира Апанасенковского отряда «Сергей» Никиту Абрамовича Попова.

27 октября 1942 года немцы с левого берега р. Кумы, со стороны с. Урожайного открыли огонь из трех батарей шести и двенадцатиствольных минометов по расположению 29-го кавполка и командного пункта штаба дивизии в с. Камыш-Бурун.

Завязался ожесточённый бой за село Камыш-Бурун, который длился двое суток. Потом появились шесть фашистских танков, они двигались на партизанские окопы, но бойцы не дрогнули. Когда танки подошли близко к партизанским окопам, боец С.А. Виссонов из отряда «Сергей» подорвал один из них. В это время появились советские самолёты, которые начали бомбить и обстреливать фашистов, тем самым обратив их в бегство.

1 ноября перед рассветом отряды партизан подошли к поселку Ачикулак. Эта боевая операция переросла в широкомасштабную битву, самую значительную за все время действия партизан на востоке Ставрополья. Сводный партизанский полк сражался под Ачикулаком совместно с 10-й дивизией 4-го Кубанского гвардейского казачьего кавалерийского корпуса.

2 ноября 1942 года эскадроны партизанского полка получили боевую задачу: овладеть восточной окраиной Ачикулака, помочь частям 4-го Кубанского корпуса в освобождении районного центра.

В ночь на 3 ноября части кавалерийского корпуса ото¬шли от с. Ачикулак, не поставив в известность о своем от¬ходе группу партизан, действовавших под руководством тов. Соколова. Утром 3 ноября эта группа явилась предметом атаки немцев, предпринятой с помощью 16 танков. Они подвергли артиллерийско-пулеметному обстрелу группу Соколова и линию обороны, однако в атаку не перешли.

С наступлением темноты партизаны начали выходить из окружения. Из 80 человек возвратилось в отряд 75. Партизаны Дуенко Василий и Горб Николай были убиты во время атаки мотопехоты, остальные пропали без вести.

Действиями под Ачикулаком закончилось сотрудничество партизан Восточной группы в составе 4-го Кубанского гвардейского казачьего кавалерийского корпуса. 4-го ноября 1942 года партизанские отряды отправились на свою базу, 6-го ноября пришли в Кумли. С 6 ноября 1942 года совместные действия партизанских отрядов, действовавших в составе 4-го гвардейского корпуса, прекратились. Отряды партизан были переформированы и после непродолжительного отдыха стали направляться в глубокий тыл врага.

 

Ноябрьское постановление крайкома партии.

По предложению М.А. Суслова 19 ноября 1942 года на заседании бюро крайкома партии были обсуждены итоги трехмесячной партизанской борьбы с фашистами. В Кизляр были вызваны командиры, начальники штабов и комиссары партизанских отрядов.

На заседании было принято решение оформить фактическое разделение Восточной сводной партизанской группы на две: Северную и Южную. В Северную группу входили отряды: Апанасенковский «Сергей», Благодарненский «Максим», Дмитриевский «Алексей», Ипатовский «Петр», Петровский «Гавриил», Михайловский «Клим». Командиром этой группы был назначен А.Н. Попов.

В состав Южной (Кумской) группы входили Левокумский, Арзгирский и Буденновский партизанские отряды. Группой командовал 3. П. Яблонский, и она действовала обособленно, дислоцируясь в южных улусах Калмыкии.

 

Декабрьские сражения партизан на востоке края

В декабре 1942 года Красная Армия готовилась к январскому наступлению, беспокоила врага контрударами на Алагирско-Нальчикском и Моздокском направлениях.

1 декабря 1942 года отряды партизан вышли из селения Кумли в направление 4-й фермы совхоза Улан-Таг. Снова начались поиски фашистских разведгрупп, стычки с карательными отрядами гитлеровцев и полицаев.

В ночь на 16 декабря конная сотня партизан отряда «Пётр» разгромила вражеский гарнизон в хуторе Перекрестов. Партизаны уничтожили 67 гитлеровцев и их пособников, захватили много трофеев. Карандин лично уничтожил трех и взял в плен двух полицаев.

В конце декабря 1942 года краевой комитет партии провел очередную реорганизацию партизанских отрядов.

21 декабря бюро Орджоникидзевского крайкома ВКП(б) приняло постановление «Об образовании Северной и Южной групп партизанских отрядов»:

Ввиду усложнения руководства движением партизанских отрядов и особых задач войсковых частей, образовать на базе отрядов Восточной группы два самостоятельных куста партизанских отрядов:

— Северный (Ачикулакский, Левокумский, Будённовский, Арзгирский, Апанасенковский, Бурлацкий, Благодарненский, Гофицкий, Петровский, Туркменский, Ипатовский, Дмитриевский, Шпаковский, Спицевский, Старомарьевский, Ворошиловский районы и г. Ворошиловск);

— Южный (Моздокский, Каясулинский, Курский, Степновский, Воронцово-Александровский, Архангельский, Новоселицкий, Солдато – Александровский, Александровский, Александрийско-Обиленский, Советский, Курсавский, Аполлонский, Георгиевский и города Кавмингруппы).

Утвердить командиром Северной группы партизанских отрядов тов. Попова Александра Николаевича, комиссаром тов. Несмачного Ивана Михайловича, начальником штаба тов. Попова Никиту Абрамовича.

Утвердить командиром Южной группы партизанских отрядов тов. Колтунова-Давыдова Г.М., комиссаром – секретаря крайкома ВКП(б) по торговле Янченко А.В.

30 декабря 1942 года краевой штаб партизанского движения в Орджоникидзевском крае издал приказ «О действиях Северной и Кумской групп партизанских отрядов».

 

Из приказа:
«…Коренное изменение обстановки на фронте, созданное успешным наступлением частей Красной Армии в первую очередь в районе Среднего Дона, Сталинграда и Калмы¬кии, поставило в критическое положение немецкую группировку, проникшую в районы Северного Кавказа.

Части Красной Армии, освободив Котельниково, Заветное, Яшкуль, Торговое, Ремонтное, продвигаются дальше на Ростов и вплотную подходят к северным районам нашего края. С юга части Красной Армии теснят противника с территории Се¬верной Осетии и с территории Моздокского, Курского и Степновского районов.

Немецкое командование, подготовляя бегство своих банд с Северного Кавказа, стремится усиленно перебрасывать на Север и Запад свою живую силу, военную технику, чтобы спасти ее от скорого неминуемого разгрома, стремится уводить из оккупированных ими районов население, угоняет скот, вывозит зерно и другое имущество.

В этой обстановке партизанские отряды должны как никогда проявить себя беспощадными народными мстителями, смелыми, бесстрашными дезорганизаторами тыла противника, срывая все указанные мероприятия немецкого командования.

В свете этих исключительно ответственных и почетных задач краевой штаб вынужден признать действия партизанских отрядов Северной группы совершенно неудовлетворительными. Несмотря на четкую директиву крайкома ВКП(б) о скорейшем проникновении в тыл противника, в глубинные районы Ставрополья, отряды продолжают топтаться на месте.

Считаю ответственными за недопустимое поведение от¬рядов исключительно штабы Северной и Кумской групп, и в первую очередь, командиров Попова и Яблонского и комиссаров Несмачного и Азизова, которые проявляют медлительность и нерешительность, недостойную руководите¬лей партизанских отрядов. Отсутствие активных действий партизан тем более нетерпимо, поскольку, по данным самих партизанских отрядов и по достоверным сведениям, которыми располагает крайком ВКП(б), в гарнизонах, населенных пунктах Ставрополья немцев нет, а там, где они в небольшом количестве имелись, спешно выводятся на запад. Полицейские отряды, состоящие из предателей, на которых немцы возложили сейчас «обеспечение порядка» и борьбу с партизанами, не представляют собой сколько-ни¬будь серьезной силы.

 

Приказываю:

Первое. Штабам партизанских отрядов Северной и Кумской групп немедленно покончить с недопустимой медлительностью и нерешительностью в руководстве партизанскими отрядами, активизировать действия всех отрядов, как то¬го требует сегодняшняя обстановка, не допуская «спокойного» отсиживания ни одного отряда в группах, ни одного партизана в отряде.
Второе. Штабу партизанских отрядов Северной группы не¬медленно продвинуть отряды вглубь Ставрополья и раз¬вернуть борьбу по истреблению мелких гарнизонов противника и предателей, дезорганизации вражеского тыла.

Срывать все мероприятия немецкого командования по выводу из края своей живой силы и техники, уводу населения, угону скота и вывозке зерна и разного имущества. Организовать широкую разъяснительную работу среди населения об успехах Красной Армии.

Третье. Штабу отрядов Кумской группы немедленно развернуть активную партизанскую борьбу за территории Левокумского, Арзгирского и Буденновского районов, истребляя предателей и восстанавливая органы советской власти.

Четвертое. Партизанским отрядам при решении этих задач про¬явить присущую советским партизанам сметку, беззаветную смелость, отвагу и мужество.

Пятое. Настоящий приказ зачитать во всех партизанских отрядах.

 

Подписали:
Начальник краевого штаба партизанского движения, член Военного Совета Северной группы войск Закавказского фронта М. Суслов

Зам. начальника штаба по оперативной части М. Золотухин
Зам. начальника штаба по разведке В. Воронцов».

В ноябре – декабре 1942 года партизанские отряды прекратили активные боевые действия и сосредоточились на проникновении в тыл врага, широкомасштабной разведке, сборе данных о дислокации и передвижении противника, агитационной работе с населением.

С 3 января 1943 года Красная Армия пошла на Северном Кавказе в наступление.

В первых числах января 1943 года к нам поступил приказ: партизанским отрядам преследовать отходящие оккупационные немецкие воинские части. Был указан маршрут. Общая численность партизан составляла около 1200 человек. Из вооружения было 24 ручных пулемета, 15 противотанковых ружей, 65 автоматов, винтовки, карабины.

4 января 1943 г. отряды «Петр», «Алексей», «Борис», «Сергей» и «Арзгирский» вышли на боевую операцию в рай¬оне сел Термита, Арбали, Максимокумское, Мусса-Аджи, хутора Перекрестный.

 

За время боевых действий погибли бойцы отряда «ПЁТР»:

Железняк Максим Андреевич
Дуенко Василий Григорьевич
Горб Николай Васильевич
Саранин Андрей Сергеевич
Мараховская Нина Карповна
Самохвалова Раиса Кондратьевна

Максим Андреевич Железняк награждён медалью «Партизан Великой Отечественной войны» II степени и все шесть погибших бойцов награждены медалью «За Победу над Германией».

 

Из хроники событий Великой Отечественной войны на Ставрополье по документам государственных архивов Ставропольского края за 1943 год.

21 января 1943 г. – 347-я стрелковая дивизия под командованием полковника Селиверстова Н.И. освободила город Ставрополь.

23 января 1943 г. — Вся территория Ставропольского края освобождена от немецко-фашистских войск.

21 января 1943 года была освобождена от немецко-фашистской оккупации территория Ипатовского района. Об этом свидетельствует АКТ о злодеяниях и зверствах чинимых немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками над мирными жителями Ипатовского района. Этот исторический документ экспонируется в ГБУК СК «Ипатовский музей».

 

image009

Встреча бойцов Восточной сводной партизанской группы на телевидении 10-11 января 1980г. в г. Пятигорске. Первый ряд слева на право партизаны отряда «ПЁТР»: 3-я Попова Н.В., 4-я Черпакова Т.И., 5-я Холопова Н.М.,
второй ряд справа 1-й Кудлай С.Т.

 

image011

Бывшие партизаны отряда «Пётр». Первый ряд слева на право: Филимонов И.Е., Засухин С.М., Бондаренко А.Д., Бусыгин Д.Н., Шило Х.С., второй ряд слева на право: Гатило А.Я., 2-й не является партизаном, Христофоров А.Е., Бабич Г.С., Кудлай С.Т.